1. ул. Казанская, д.7, офис №1,
    тел.: 996-67-99, 603-21-97
  2.  

     

                

     

  3.  
      

     

  4.  

    Генеральный директор ЮК «Вероника» лауреат конкурса «Деловая Петербурженка 2013» в номинации услуги. На конкурсе был отмечен профессионализм,
    высокий уровень сервиса, а также качество обслуживания клиентов в нашей компании. 

    Генеральный директор ЮК "Вероника", Ольга Голосова, является постоянным экспертом ведущих деловых изданий. Ольга пишет качественные аналитические материалы о успешном и законном ведении бизнеса.
       
  5.  

    Адрес: г. Санкт-Петербург,

    ул. Казанская, дом 7, оф.1, 1 этаж.

    Наши телефоны:

    (812) 603-21-97,
    (812) 996-67-99
    e-mail: ovk21@mail.ru


Субсидиарная отвественность

 

Общие основания для привлечения руководителя.

1. Ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, направлена на обеспечение надлежащего исполнения руководителем компании-должника обязанностей:

- по ведению бухгалтерского учета и хранению документов бухгалтерского учета, соблюдению законодательства при выполнении хозяйственных операций, по организации хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 17 Закона о бухгалтерском учете N 129-ФЗ);

- по предоставлению арбитражному управляющему бухгалтерской документации (п. 3.2 ст. 64, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве).

Кроме того, ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, направлена на защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, об исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.

 1. Президиум ВАС РФ указал, что при разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании-должника по обязательствам компании-должника при ее банкротстве на основании п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве арбитражными судами должна быть установлена:

- объективная сторона правонарушения, связанная с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации;

- субъективная сторона правонарушения, включающая в себя вину субъекта ответственности. Так, должно быть установлено, принял ли руководитель компании-должника все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, проявил ли ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота. В силу п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности;

- причинно-следственная связь между отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 декабря 2014 г. N 305-ЭС14-5930

Основания привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника, признанного несостоятельным (банкротом) вследствие их действий или (бездействия), предусмотрены в пункте 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Судами установлено, что ответчики являлись руководителями должника в период с 13.03.2008 по 24.06.2011.

Исследовав и оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходя из фактических обстоятельств дела, суды установили, что действия (бездействие) ответчиков при наличии задолженности перед кредиторами по предоставлению денежных средств аффилированным лицам, которые не возвращены ввиду банкротства заемщиков и отсутствия необходимых документов у конкурсного управляющего вследствие их непередачи ответчиками, заключение мирового соглашения на невыгодных для должника условиях, а также неисполнение обязанности по информированию банка о смене руководителя, повлекшее распоряжение денежными средствами должника лицом, не являющимся его руководителем, привели к уменьшению размера имущества должника, его несостоятельности и невозможности расчетов с кредиторами, в том числе, по обязательным платежам. В связи с этим, суды пришли к выводу о наличии предусмотренных пунктом 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" оснований для привлечения Каличавы Д.К. и Власова С.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Доводы Власова С.А. об отсутствии вины в его действиях (бездействии) касаются доказательственной базы по делу и ее оценки судами, полномочиями по изменению которой суд кассационной инстанции не наделен.

2. Факт принятия мер для надлежащего исполнения субъектом ответственности вышеуказанных обязанностей и проявления заботливости и осмотрительности может быть установлен через выяснение судом обстоятельств того, "каким образом обеспечивалась сохранность документации; какие меры принимались лицом для восстановления документации в случае ее гибели, если таковая имела место по не зависящим от него основаниям; явилась ли гибель документации следствием ненадлежащего ее хранения либо совершением лицом иных действий без должной заботы и осмотрительности".

Есть практика когда справка о затоплении послужила основанием для освобождения от ответственности.

 1. Применительно к рассматриваемому спору Президиум ВАС РФ отметил, что для определения надлежащего субъекта ответственности судам следовало:

- исследовать вопрос о сроке исполнения бывшим руководителем компании-должника обязанностей руководителя (имело ли данное лицо в указанный срок возможность составить или восстановить документацию должника);

При этом суд может не принять во внимание внесение соответствующих изменений в ЕГРЮЛ Шестой арбитражный апелляционный суд отменил решение первой инстанции, признав в то же время выводы суда о возможности привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности обоснованными.

Дело в том, что на основании кадровых и распорядительных документов (приказы, письма, трудовая книжка, решение единственного участника юридического лица – должника) суд установил, что за шесть месяцев до даты введения в отношении должника процедуры банкротства – наблюдения, лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности, не являлось руководителем должника.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что поскольку законом10 не установлен конкретный (предельный) срок представления информации о смене руководителя для внесения ее в ЕГРЮЛ, а следовательно, и ответственность, представленные конкурсным управляющим выписки из ЕГРЮЛ не соответствовали реальным обстоятельствам дела.

Соответствие указанных выводов фактическим обстоятельствам дела, а также имеющимся доказательствам позволили арбитражному суду кассационной инстанции прийти к выводу о законности и обоснованности постановления апелляционной инстанции11

- решить вопрос о привлечении к ответственности прежнего руководителя, не передавшего необходимую документацию (или передавшего ее в неполном объеме) бывшему руководителю компании-должника на момент введения процедуры наблюдения или признания должника банкротом;

- определить размер ответственности каждого из лиц, исполнявших обязанности руководителя компании-должника.

- если привлекаемое к ответственности лицо докажет, что размер вреда, причиненного им имущественным правам кредиторов отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением), существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению, то суд вправе уменьшить размер ответственности такого лица на основании абз. 1 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

По привлечению к субсидиарной ответственности иных лиц, не руководителя – учредителя:

В судебной практике встречаются случаи попытки привлечения к ответственности главного бухгалтера, финансового директора, и так далее.

В большинстве случаев суды отказывали, но исходя из фактических обстоятельств дела, каких-либо препятствующих такому привлечению норм в законе нет.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 18 марта 2014 г. по делу N А56-33996/2011

Конкурсный управляющий 06.08.2013 обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя и учредителя должника Подлипенцева Игоря Филипповича (Санкт-Петербург), а также бывшего главного бухгалтера Пироговой (прежняя фамилия - Бабаева) Светланы Анатольевны (Санкт-Петербург), попросив взыскать с них в равных долях 5.743.747 руб. 92 коп. задолженности по обязательствам должника и 16.876.335 руб. 22 коп. убытков, всего 22.620.085 руб. 14 коп., то есть с каждого по 11.310.042 руб. 57 коп.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как установлено апелляционным судом, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривающим дело по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам, по состоянию на 14.10.2010 единственным участником Общества являлся Угренинов А.С., который приобрел принадлежавшую Подлипенцеву И.Ф. долю в размере 100% уставного капитала Общества по договору купли-продажи от 30.09.2010.

Вместе с тем в имеющемся в деле акте выездной налоговой проверки от 14.09.2010 N 10-07/40 отражено, что директором Общества по 31.01.2009 являлся Подлипенцев И.Ф., с 01.02.2009 - Уханов Ф.П., а с 26.05.2009 - Угренинов А.С. (л.д. 80).

В заявлении конкурсный управляющий сослался на результаты проведенного им анализа финансового состояния должника, привел значения рассчитанных им коэффициентов финансово-хозяйственной деятельности Общества; указал, что краткосрочная дебиторская задолженность искусственно создана контролирующими должника лицами путем заключения 15-20% договоров по продаже молочной продукции не с конечными покупателями, а с посредниками, которые реально продукцию не получали и не перепродавали, а их реквизиты использовались, как полагает конкурсный управляющий, контролирующими должника лицами для хищения части выручки предприятия путем оформления фиктивных накладных и счетов-фактур на несуществующих контрагентов.

Дебиторская задолженность по шести контрагентам в сумме 16.876.335 руб. 22 коп. предъявлена к взысканию как убытки, причиненные Обществу в течение 2009-2010 годов умышленными действиями контролирующих должника лиц. Эти действия, по мнению Нооля В.А., и явились основной причиной неплатежеспособности должника и его последующего банкротства.

В заявлении указано, что Подлипенцев И.Ф., будучи руководителем и учредителем ООО "Актив", на основании договора от 01.06.2009 на совершение юридических действий проводил анализ сделок Общества; в августе 2010 года участвовал в проведении переговоров по вопросу получения должником кредита на сумму 1,2 млн руб., в ходе которых банку была представлена содержащая недостоверные сведения информация о дебиторе; кроме того, не передал в феврале 2009 года бухгалтерскую документацию новому директору.

Пирогова С.А., будучи главным бухгалтером, несет, по мнению управляющего, солидарную ответственность за нарушение порядка продажи товара должника и нарушение правил оборота наличных денежных средств, подачу в банк для получения кредита недостоверной информации, которая после проведения налоговой проверки была исправлена путем замены одного несуществующего посредника на другого.

Вместе с тем применению подлежит редакция Закона, действовавшая в тот период, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения соответствующих лиц к ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим должника лицом или совершение им от имени должника сделки) - пункт 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137.

Оперируя большим временным интервалом (более двух лет), в течение которого сменились три руководителя и два единственных учредителя, а также общим понятием "контролирующие должника лица", под которыми, как следует из заявления, имеются в виду не только Подлипенцев И.Ф., но и не относящаяся к ним Пирогова С.А. и умерший Угренинов А.С., но не учитывается Уханов Ф.П., исполнявший, по не опровергнутым сведениям налогового органа, обязанности руководителя Общества в течение четырех месяцев, ссылаясь на неразумное и недобросовестное поведение указанных лиц, повлекшее негативные последствия для должника, конкурсный управляющий не привел в заявлении конкретных данных, позволяющих установить совершение Подлипенцевым И.Ф. входящих в его полномочия конкретных действий (бездействия) и дачи обязательных для должника указаний, приведших к такому финансовому результату, как банкротство Общества, и проследить причинно-следственную связь между ними.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 мая 2012 г. N Ф09-727/10 

Дело N А60-1260/2009

Конкурсный управляющий общества "УралСнабКомплект" (ИНН: 6646010438, ОГРН: 1046602275565) Шабунина Е.Я. обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о привлечении Максимова Н.В., Миронова С.А. солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам данного общества в сумме 6 393 145 713 руб. 31 коп.

Рассматривая данное дело и делая вывод о наличии у Максимова Н.В. возможности определять действия должника, суд апелляционной инстанции исходил из того, что включение законодателем в ч. 4 ст. 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" терминов "иные лица", "иным образом определять" свидетельствует о распространении данной нормы не только на лиц, имеющих право определять действия должника в силу наличия на то формальных оснований (единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа, участник общества и др.), но и на лиц, осуществляющих фактический неформальный контроль за деятельностью должника через формально контролирующих лиц.

Отклоняя ссылку Максимова Н.В. и Миронова С.А. на то, что общество "Уральский завод прецизионных сплавов" и общество "Нижне-Исетский завод металлоконструкций" до декабря 2007 года не являлись лицами, аффилированными Максимову Н.В., суд исходил из того, что данные лица включены в перечень связанных сторон (приложение N 2 к письму-представлению общества "Макси-Групп" от 16.08.2007 года).

Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что все физические лица, являвшиеся в разное время участниками общества "УралСнабКомплект", голосование которых могло определять принимаемые решения, являлись лицами, занимавшими различные руководящие должности в организациях, так или иначе имеющих отношение к Максимову Н.В. Ставшие впоследствии участниками должника юридические лица также контролировались Максимовым Н.В.

При этом суд установил, что Миронов С.А., не являясь самостоятельным участником рассматриваемых правоотношений, выступал как работник по трудовому договору, выполняя лишь техническое оформление совершенных должником сделок.

Исследовав доводы конкурсного управляющего о том, что сделки, совершенные должником в течение 2004 - 2009 годов, не имели для него экономического смысла и заключались в интересах исключительно Максимова Н.В. для получения им финансовой выгоды, суд апелляционной инстанции признал данные доводы обоснованными.

Суд также принял во внимание, что в период с 11.10.2006 года по 27.08.2008 года общество "УралСнабКомплект" произвело перечисление обществу с ограниченной ответственностью "Металл-Трейд" денежных средств на общую сумму 2 060 800 603 руб. 94 коп.

Решением Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-18414/10 установлено, что указанные денежные средства перечислялись в отсутствие правового основания.

Проанализировав в совокупности вышеуказанные доказательства, суд апелляционной инстанции установил, что материалами дела подтверждено, что именно Максимов Н.В. определил действия общества "УралСнабКомплект" по совершению указанных сделок.

При таких обстоятельствах, установив наличие всех условий для применения субсидиарной ответственности, предусмотренных п. 4 ст. 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", суд апелляционной инстанции правомерно привлек Максимова Н.В. к субсидиарной ответственности по обязательствам общества "УралСнабКомплект", отказав при этом в привлечении к субсидиарной ответственности Миронова С.А., ввиду того, что данное лицо не выступало в качестве самостоятельного участника рассматриваемых гражданско-правовых отношений

ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 февраля 2014 г. по делу N А33-8273/2011о8

 

05.06.2013 в арбитражный суд поступило заявление конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Наш дом" о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника Быкова Олега Михайловича и Быковой Алины Федоровны в размере 22395513 рублей 92 копейки.

Конкурсным управляющим должника представлено уточнение заявленных требований в следующей редакции:

- прекратить производство по делу N А33-8273/2011о8 в отношении Быкова О.М.;

- взыскать в пользу общества с ограниченной ответственностью "Наш Дом" с Быковой Алины Федоровны <...> года рождения, место рождения <...> и имеющей адрес места нахождения: <...>, 22395513 рублей 42 копейки в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Конкурсный управляющий должника Шангин Л.И. и представитель работников должника Кривчиков Вадим Анатольевич считают, что вынесенное определение принято с нарушением процессуальных норм и норм материального права. Конкурсный управляющий считает необоснованным вывод суда о том, что Быкова А.Ф. реализовала свое право на ведение предпринимательской деятельности путем создания другого юридического лица - общества с ограниченной ответственностью "Управляющая Компания Наш Дом" и осуществление функций финансового директора должника не препятствует такому созданию и ведению деятельности по управлению многоквартирными домами, поскольку осуществление гражданами и юридическими лицами своих прав не должно нарушать права и интересы других лиц. Согласованные действия Быкова О.М. и Быковой А.Ф. по передаче в управление от ООО "Наш Дом" к ООО "Управляющая Компания Наш Дом" жилого фонда при отсутствии у должника активов привели к невозможности восстановления платежеспособности ООО "Наш Дом" и причинили вред имущественным интересам кредиторов. В материалы дела Быковой А.Ф. представлены копии протоколов общих собраний собственников жилых помещений в многоквартирных домах, не отвечающие критериям относимости и допустимости доказательств. Кроме того, суд первой инстанции трижды отказывал в удовлетворения ходатайства посредством направления международного запроса о степени родства ответчиков. Судебный акт вынесен при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Статья 10 Закона о банкротстве в качестве субъекта субсидиарной ответственности определяет руководителя и контролирующих лиц должника, учредителей (участников) должника, членов органов управления должника.

Представитель уполномоченного органа представил отзыв на апелляционную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Наш дом" Шангина Л.И., в котором указал, что не согласен с вынесенным определением в части отказа в удовлетворении конкурсного управляющего ООО "Наш Дом" Шангина Л.И. о привлечении финансового директора ООО "Наш Дом" Быковой А.Ф. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО "Наш Дом" на основании следующего:

- в книге учета доходов и расходов должника за 2010 год отражены факты получения денежных средств Быковой А.Ф. по авансовым отчетам N 32 от 30.04.2010 в размере 646294 рублей 58 копеек, N 57 от 21.06.2010 на сумму 240952 рублей, N 77 от 30.08.2010 на сумму 210520 рублей, N 88 от 31.10.2010 на сумму 5205873 рубля 98 копеек, а всего на общую сумму 6121640 рублей 56 копеек, не отраженных в материалах выездной налоговой проверке;

- в результате определен ряд расходных операций по выдаче из кассы предприятия денежных средств без авансовых отчетов и оправдательных документов всего на сумму 21189386 рублей, в том числе Быковой А.Ф. за период с 22.02.2010 по 31.10.2010 на 1878539 рублей 19 копеек;

- ответчик не объяснил цели получения денежных средств ссылаясь на длительность истекшего времени и утрату документов должника, за обеспечение сохранности которых ответственности она не несла;

- 31.05.2011 генеральным директором ООО "Наш Дом" и генеральным директором ООО "УК Наш Дом" подписан свободный акт приема-передачи многоквартирных домов. Однако суд первой инстанции не дал надлежащей оценки данным документам.

В связи с принятием указанной нормы в редакции Федерального закона от 28.06.2013, руководствуясь правовыми подходами, определенными в пункте 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 137 от 27.04.2010 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно которому если обстоятельства (являющиеся основанием для привлечения к ответственности) имели место до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, то применению подлежат положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ, независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве. Однако предусмотренные указанными Законами в редакции Закона N 73-ФЗ процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности (пункты 6 - 8 статьи 10 Закона о банкротстве) подлежат применению судами после вступления в силу Закона N 73-ФЗ независимо от даты, когда имели место упомянутые обстоятельства или было возбуждено производство по делу о банкротстве.

Из заявления конкурсного управляющего должника о привлечении к субсидиарной ответственности в контролирующего должника лица Быковой Алины Федоровны, исполнявшей обязанности финансового директора следует, что должник осуществлял деятельность по управлению эксплуатацией жилого и нежилого фонда. Быкова А.Ф., занимая должность финансового директора ООО "Наш Дом" в преддверии банкротства приняла решение о создании и государственной юридического лица, фирменное наименование которого - ООО "УК Наш Дом" имеет сходство до степени смешения с фирменным наименованием должника, объявленного впоследствии банкротом. Находившиеся в управлении многоквартирные дома были переданы на обслуживание ООО "УК "Наш Дом" в результате чего должником была прекращена деятельность по оказанию коммунальных услуг, возникли признаки банкротства предприятия.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Таким образом, Быкова А.Ф. при отсутствии, каких либо ограничений прав и дееспособности воспользовалась своим правом на ведение предпринимательской деятельности и создание юридического лица.

Также в материалы дела не представлены доказательства принятия Быковой А.Ф. в качестве финансового директора ООО "Наш Дом" решений, руководящих указаний, связанных с доведением ООО "Наш Дом" до состояния банкротства.

Довод конкурсного управляющего о привлечении финансового директора Быковой А.Ф. к субсидиарной ответственности в связи с получением получение Быковой А.Ф. за период с 22.02.2010 по 31.10.2010 из кассы общества денежных средств в размере 6121640 рублей 56 копеек, в том числе 1878539 рублей 19 копеек при отсутствии оправдательных документов (авансовых отчетов и расходных ордеров) отклоняется судом апелляционной инстанции.

Из материалов дела усматривается, что по результатам выездной налоговой проверки ООО "Наш Дом" составлен акт N 167 от 26.10.2011.

Согласно акту, ООО "Наш Дом" в период с 28.05.2009 по 31.12.2010 применяло упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения- доходы, уменьшенные на величину расходов.

В ходе документальной проверки расходов предприятия, на основании пояснений руководителя, бухгалтера установлено отсутствие первичной документации, подтверждающей расходы, поскольку в результате затопления документы пришли в негодность, на момент проведения проверки документы не восстановлены.

В результате определен ряд расходных операций по выдаче из кассы предприятия денежных средств без авансовых отчетов и оправдательных документов (приложение N 2 к акту) всего на сумму 21189386 рублей, в том числе Быковой А.Ф. за период с 22.02.2010 по 31.10.2010 на 1878539 рублей 19 копеек.

При исследовании судом первой инстанции книги учета доходов и расходов организации подтверждены расходы по выдаче денежных средств Быковой А.Ф.

Из пояснений уполномоченного органа следует, что из проанализированных налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки в приложении N 2 акта были отражены только не подтвержденные документально расходы.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ответчик в данной части не объяснил цели получения денежных средств ссылаясь на длительность истекшего времени и утрату документов должника (что отражено в акте налоговой проверки N 167 от 26.10.2011), за обеспечение сохранности которых Быкова А.Ф. ответственности не несла.

Материалами дела подтверждается, что Быкова А.Ф. не оспаривает тот факт, что находилась в должности финансового директора и обладала правом подписи банковских документов ООО "Наш Дом", однако в материалы дела не представлены документы, свидетельствующие об объеме ее полномочий, а также о возложении на нее ответственности за обеспечение сохранности бухгалтерской документации должника.

Кроме того, неисполнение обязанности по обеспечению сохранности первичных документов должника не может быть поставлено в вину Быковой А.Ф. как финансового директора.