1. ул. Казанская, д.7, офис №1,
    тел.: 996-67-99, 603-21-97
  2.  

     

                

     

  3.  
      

     

  4.  

    Генеральный директор ЮК «Вероника» лауреат конкурса «Деловая Петербурженка 2013» в номинации услуги. На конкурсе был отмечен профессионализм,
    высокий уровень сервиса, а также качество обслуживания клиентов в нашей компании. 

    Генеральный директор ЮК "Вероника", Ольга Голосова, является постоянным экспертом ведущих деловых изданий. Ольга пишет качественные аналитические материалы о успешном и законном ведении бизнеса.
       
  5.  

    Адрес: г. Санкт-Петербург,

    ул. Казанская, дом 7, оф.1, 1 этаж.

    Наши телефоны:

    (812) 603-21-97,
    (812) 996-67-99
    e-mail: ovk21@mail.ru


Реорганизация и залог акций

 Преобразование.

Статья 57. Реорганизация юридического лица

5. При преобразовании юридического лица одной организационно-правовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются, за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано реорганизацией.

            К отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в форме преобразования, правила статьи 60 настоящего Кодекса не применяются.

            То есть нет обязанности уведомлять кредиторов, давать объявление в вестник и прочее. Реестродержатель и регистратор уведомляются по факту проведения реорганизации.

            Следовательно, даже при наличии у регистратора залогового распоряжения – препятствовать реорганизации в форме присоединения он не может.

В результате реорганизации акции погашаются и возникают доли в ООО

  Это можно расценивать как утрату или гибель заложенного имущества, или как прекращение заложенного права, подлежат применению следующие нормы:

Статья 345. Замена и восстановление предмета залога

1. Предмет залога заменяется другим имуществом независимо от согласия на это залогодателя и залогодержателя в следующих случаях:

1) если в результате переработки или изменения заложенного имущества либо при его использовании создано или возникло новое имущество, принадлежащее залогодателю;

2) в случае, когда при изъятии (выкупе) для государственных или муниципальных нужд, реквизиции или национализации предмета залога по основаниям и в порядке, которые установлены законом, залогодателю предоставляется другое имущество;

3) в случае исполнения залогодателю-кредитору по заложенному праву (требованию) его должником своего обязательства перед этим залогодателем посредством передачи ему соответствующего имущества (за исключением денежных средств);

4) в иных случаях, установленных законом.

2. Если предмет залога погиб или поврежден по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, залогодатель вправе в разумный срок восстановить предмет залога или заменить его другим равноценным имуществом, если договором не предусмотрено иное.

Залогодатель, намеревающийся воспользоваться правом на замену или восстановление предмета залога, обязан незамедлительно письменно уведомить об этом залогодержателя. Залогодержатель вправе в срок, установленный договором залога, а если такой срок не установлен - в разумный срок после получения уведомления отказаться в письменной форме от восстановления или замены предмета залога, если прежний и новый предметы залога неравноценны.

3. В случаях, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, имущество, которое заменяет предмет залога, считается находящимся в залоге вместо прежнего предмета залога с момента возникновения на него права собственности залогодателя при выполнении в разумный срок установленных законом требований о государственной регистрации или учете залога, а также иных обязательных требований, установленных законом для залога данного вида имущества, и при условии, что такой заменой не нарушаются права и законные интересы третьих лиц.

Условия договора залога, а также иных соглашений, заключенных сторонами в отношении прежнего предмета залога, применяются к правам и обязанностям сторон в отношении нового предмета залога в той мере, в какой они не противоречат существу (свойствам) этого предмета залога.

4. Вместо замены предмета залога стороны вправе заключить новый договор залога. С момента возникновения у залогодержателя залога на новый предмет залога прежний договор залога прекращается.

5. Договором залога может быть предусмотрено право залогодателя заменять предмет залога в одностороннем порядке. В этом случае право залога в отношении заменяемого предмета залога прекращается в момент возникновения права залога на вновь предоставленный предмет залога.

Статья 351. Досрочное исполнение обязательства, обеспеченного залогом, и обращение взыскания на заложенное имущество

1. Залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в случаях:

1) выбытия предмета залога, оставленного у залогодателя, из его владения не в соответствии с условиями договора залога;

2) гибели или утраты предмета залога по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 настоящего Кодекса;

3) иных случаях, предусмотренных законом или договором.

2. Поскольку иное не предусмотрено договором, залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства или, если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога в случаях:

1) нарушения залогодателем правил о последующем залоге (статья 342);

2) невыполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных подпунктами 1 и 3 пункта 1 и пунктом 2 статьи 343 настоящего Кодекса;

3) нарушения залогодателем правил об отчуждении заложенного имущества или о предоставлении его во временное владение или пользование третьим лицам (пункты 2 и 4 статьи 346);

4) иных случаях, предусмотренных законом.

Однако практика не позволяет залогодержателям приостановить процедуру реорганизации

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.04.2014 N Ф03-1247/2014 по делу N А24-4299/2013

Рассматривая заявление банка, суды учли, что настоящий спор касается обращения взыскания на находящиеся в залоге у истца акции ЗАО "Балфур", принадлежащие ООО "Инвест" и обеспечивающие кредитные обязательства иного лица - ООО "Пымта" перед банком. При этом подтверждено, что ЗАО "Балфур" по решению единственного акционера от 02.08.2013 находится в процедуре реорганизации в форме выделения (выделяемое общество - ЗАО "Залив"). Соответственно в силу прямого указания статьи 58 ГК РФ права и обязанности реорганизованного и выделяемого юридических лиц распределяются в соответствии с разделительным балансом.

Однако суды признали, что, заявляя о принятии обеспечительных мер в виде приостановления утверждения разделительного баланса ЗАО "Балфур", банк не представил доказательств необходимости и возможности принятия такой меры без значительного ущемления прав названного общества. При этом апелляционный суд обоснованно отметил, что банк не представил доказательств принятия органом управления ЗАО "Балфур" решения о таком способе размещения акций (пункт 3 статьи 19 ФЗ "Об акционерных обществах"), при котором вероятна утрата (полностью или в части) предмета залога. Суды также обоснованно учли, что испрашиваемая обеспечительная мера может привести к существенному затруднению хозяйственной деятельности ЗАО "Балфур", нарушению его прав и законных интересов.

Суды также мотивированно отвергли утверждения банка о вероятном уменьшении стоимости акций из-за угрозы утраты ЗАО "Балфур" возможности осуществлять основной вид деятельности - вылов водных биоресурсов по причине распределения квот в процессе реорганизации. Суды верно указали, что данные доводы истца предположительны и ничем не подтверждены.

Кассационная инстанция соглашается с позицией судов, поскольку истец, ссылаясь на аналогичные обстоятельства в кассационной жалобе, не подтвердил возможное изменение уставного капитала ЗАО "Балфур" и возможность утраты акций. Что касается довода о снижении цены акций, как актива, то реорганизация акционерного общества действительно не исключает такого риска. Однако изменение цены акций может быть обусловлено различными причинами в процессе деятельности акционерного общества, поэтому, связывая себя с таким имуществом, в том числе как средством обеспечения, лицо не может не осознавать степень связанного с этим риска, который не выходит за рамки, обычно принимаемого участниками аналогичных правоотношений. В такой ситуации предоставляемые банку меры защиты не должны наносить значительный ущерб интересам ЗАО "Балфур", которое, не будучи стороной спорных отношений и не имея обязательств перед истцом, не обязано претерпевать существенные лишения из-за препятствий к реорганизации в планируемые сроки.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2012 по делу N А56-58101/2011

В обоснование заявления о принятии обеспечительных мер Банк ссылался на то, что общество - должник в настоящее время согласно представленным документам приняло решение о реорганизации общества в форме преобразования (запись в ЕГРЮЛ за ГРН N 2127847361497). По мнению заявителя, реорганизация приведет к тому, что кредитору будет причинен имущественный вред.

Если реорганизация должника осуществлена путем слияния, присоединения, разделения, выделения, то при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) реорганизованных организаций принцип правопреемства стороны в процессе применяться не может, так как арбитражные суды рассматривают не спорное правоотношение сторон, а устанавливают факт несостоятельности (банкротства) конкретной организации (пункт 14 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.04.1995 года N С1-7/ОП-237 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)").

Как разъяснила высшая судебная инстанция в названном письме, если в ходе рассмотрения дела о банкротстве суду станет известно о предполагаемой реорганизации организации-должника, целесообразно вынести определение о запрещении учредителям (участникам) либо соответствующему органу юридического лица проводить реорганизацию данного юридического лица в любых формах, кроме преобразования.

Как видно из материалов дела, спорные обеспечительные меры были заявлены после установления факта внесения в ЕГРЮЛ сведений о начале процесса реорганизации в форме преобразования общества-должника.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция приходит к выводу, что заявитель не обосновал причины обращения конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер, заявителем не представлены доказательства того, что принятие указанных выше обеспечительных мер способно обеспечить фактическую реализацию целей обеспечительных мер, одновременно не ущемляя в правах должника. То обстоятельство, что банк является залоговым кредитором в отношении должника, в том числе и в отношении залога пакета акций, как полагает апелляционный суд, в рассматриваемом случае не может являться безусловным основанием для принятия судом обеспечительных мер, направленных на запрет в проведении реорганизации должника в форме преобразования. В любом случае, даже при фактическом проведении реорганизации в указанной форме, права кредитора могут быть защищены иными предусмотренными законом способами, поскольку такая реорганизация должна проводиться с соблюдением положений как Федерального закона "Об акционерных обществах" (в частности статьи 20 данного Закона), так и положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", исходя из соблюдения определенных ограничений, обусловленных введением соответствующих процедур. Учитывая принцип универсального правопреемства при реорганизации в форме преобразования, а также нормы гражданского законодательства, регулирующего залоговые правоотношения, апелляционный суд полагает, что банк, как залоговый кредитор, и должник, как залогодатель, вправе разрешить вопрос, связанный с возможностью проведения процедуры реорганизации должника на стадии банкротства залогодателя, при условии соблюдения требований закона в отношении закрепления прав залогодержателя на имущество залогодателя, в том числе и на иной предмет залога (например, на доли в уставном капитале общества). В свою очередь, должник и его акционеры в настоящее время также должны принять во внимание факт инициирования банкротства должника, применительно к необходимости и возможности реализации процедуры реорганизации данного общества. Между тем, указанные выводы, как полагает апелляционный суд, не служат основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта, который апелляционная инстанция признает обоснованным, что влечет отказ в удовлетворении апелляционной жалобы.

Статья 60.1. Последствия признания недействительным решения о реорганизации юридического лица

(введена Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ)

1. Решение о реорганизации юридического лица может быть признано недействительным по требованию участников реорганизуемого юридического лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, если такое право им предоставлено законом.

Указанное требование может быть предъявлено в суд не позднее чем в течение трех месяцев после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации, если иной срок не установлен законом.

2. Признание судом недействительным решения о реорганизации юридического лица не влечет ликвидации образовавшегося в результате реорганизации юридического лица, а также не является основанием для признания недействительными сделок, совершенных таким юридическим лицом.

3. В случае признания решения о реорганизации юридического лица недействительным до окончания реорганизации, если осуществлена государственная регистрация части юридических лиц, подлежащих созданию в результате реорганизации, правопреемство наступает только в отношении таких зарегистрированных юридических лиц, в остальной части права и обязанности сохраняются за прежними юридическими лицами.

4. Лица, недобросовестно способствовавшие принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации, обязаны солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против принятия решения о реорганизации или не принимавшему участия в голосовании, а также кредиторам реорганизованного юридического лица. Солидарно с данными лицами, недобросовестно способствовавшими принятию решения о реорганизации, отвечают юридические лица, созданные в результате реорганизации на основании указанного решения.

Если решение о реорганизации юридического лица принималось коллегиальным органом, солидарная ответственность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения.

При неравномерном распределении балансовых активов –с олидарная ответственность.

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.07.2013 N 05АП-5768/2013, 05АП-5464/2013 по делу N А24-97/2013

В пункте 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" разъяснено, что на основании пункта 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 6 статьи 15 Закона судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда утвержденный при реорганизации общества разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед его кредиторами.

К такой же ответственности (солидарной) должны привлекаться созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество), если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению интересов кредиторов этого общества (пункт 1 статьи 6 и пункт 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации)…………

Оценив в порядке статьи 71 АПК РФ разделительной баланс от 07.10.2011, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что ООО "Сибирь" нарушило принцип справедливого распределения активов и обязательств, что привело к ущемлению прав кредитора - ОАО "Россельхозбанк".

Несправедливое распределение активов и пассивов реорганизуемого общества, влечет у ООО "Сиберия" возникновение солидарной ответственности по обязательствам ООО "Сибирь" перед кредитором (истцом) и взыскание суммы заявленного долга в размере 159 287 769,85 рублей солидарно с ООО "Сиберия".

Довод заявителя о том, что разделительный баланс соответствует требования закона, и активы и пассивы распределены равномерно, подлежит отклонению. Сам по себе факт итогового равенства соотношения активов и пассивов обществ не является доказательством их справедливого распределения. Справедливость распределения оценивается исходя из анализа качественного содержания распределенных активов

Доводы заявителя о неприменении положений пункта 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 судебная коллегия отклоняет как основанные на неверном толковании норм права. Реорганизация юридических лиц, созданных в форме акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью, регулируется одними и теми же нормами (ст. ст. 57 - 60 ГК РФ), поэтому указанные разъяснения Пленума ВАС РФ применимы и к ответственности реорганизуемого общества с ограниченной ответственностью (постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2010 N 6315/10 по делу N А55-18013/2008).

Судебная коллегия отклоняет довод истца о неправомерном отклонении судом требований, заявленных к ООО "Ларга".

Как правильно указал суд первой инстанции, разъяснения, содержащиеся в п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 позволяют привлечь к солидарной ответственности созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество), то есть реорганизуемое общество (в данном случае ООО "Сибирь") и выделенное общество (в данном случае ООО "Сиберия"), балансовые активы и пассивы которых ранее составляли одно целое. Реорганизуемое общество и выделенное общество, участвующие в реорганизации, имеют общий разделительный баланс.